Меняю диктофон на... швабру!

Автор: Яна Владина вкл. .

И ухожу в уборщицы. Или, как здесь называют, «путцфрау», «рaйнигунгскрафт», «раумпфлегерин».Но, как бы не называли, суть профессии остается неизменной. Швабру с тряпкой - в руки, ведерко с водой... Что там еще полагается?

Ах, да, спецодежда - линялый халатик чернильного цвета, как у школьной технички тети Даши или что-то более современное в виде кокетливого передника, как у уборщицы супермаркета. И вперед, на борьбу с пылью и паутиной! Вот и я решительно настроилась пополнить ряды этих борцов за чистоту. Иначе как-то не получается постигнуть все тонкости этой работы, с которой, чего скрывать, начинают здесь свой трудовой путь многие наши соотечественники.

Хочешь убирать? Становись в очередь!

Обилие газетных объявлений о вакансиях укрепило меня в мысли, что путь этот без особых проблем я пройду от начала и до конца. Естественно, своим потенциальным работодателям я не скажу, что эта работа нужна мне только на короткое время. Иначе не возьмут. Главное, как говорится, в бой ввязаться, а как выбраться из него, придумаю после того, как этот материал будет готов. А в том, что готов он, по всей видимости, будет не скоро, я убедилась после пятого или десятого по счету звонка по газетному объявлению. Увы, безуспешного. Зато теперь я знаю, что означает «ищем путцфрау, говорящую по-немецки». В данном контексте «по-немецки» для австрийцев означало «на местном диалекте». A знаниями местных диалектов Форарльберга я не владела. Услышав по телефону мой «хохдойч», искательницы путцфрау чаще всего обрывали меня на полуслове, мол, спасибо, уже нашли. С мужчинами, которые поднимали трубку, было легче.

- Вы любите длинношерстных собак? - первое, о чем спросил меня приятный мужской голос на другом конце провода. Ошиблась номером? Нет, в этом доме, действительно, искали путцфрау. Откликнулись многие, но наличие в доме большой собаки стало причиной того, что потенциальные блюстительницы чистоты сразу говорили «до свидания!» хозяевам.

- Собачка наша линяет, - добавил мой будущий работодатель, - а это, сами понимаете, лишние хлопоты. Услышав от меня, что я просто жить не могу без собак, и как я их обожаю, мужчина заинтересовался мной, похвалив меня за мой немецкий.

Причем заинтересовался настолько, что обещал позвонить на следующий день и назначить время нашей встречи. Свое обещание он сдержал и действительно позвонил. Для того чтобы извиниться. Мол, простите великодушно, но жена все решила по-своему, она уже пообещала эту работу своей подруге. По знакомству, значит, взяли, по блату, как у нас говорят... А я-то наивная полагала, что это сугубо наше, родное... Газеты с объявлениями – в мусорную корзину – толку все равно никакого, только потеря времени. Значит, придется тоже стать «блатной» для кого-то из австрийцев.

В тот же вечер по телефону был брошен клич всем родственникам моего австрийского мужа, мол, Яна срочно ищет работу путцфрау. Родственники удивились, но деликатно промолчали. Помощь пришла спустя несколько месяцев, когда ее уже не ждали...

Я теперь тоже «блатная»!

Мне позвонила сестра мужа Сабина, которая работала уборощицей в одном учреждении, и, помня о моем интересе к этой работе, предложила на три недели подменить ее напарницу, которая ушла в отпуск. Звонок этот, надо сказать, был не кстати. Я совершенствовала свой немецкий в WIFI, учеба отнимала много сил и времени. Тем не менее, я согласилась. И начались мои трудовые будни.

Здание, в котором мне предстояло поддерживать надлежащую европейскую чистоту, оказалось собственностью приходa католической церкви одной из деревень Форарльберга. В нем находился секретариат, а также вполне светский, приносящий неплохую прибыль в виду его востребованности, центр досуга, предназначенный для праздничных мероприятий и активного времяпровождения всех желающих, независимо от возраста и религиозных убеждений.

«Зря диктофон оставила. Или надо было на худой конец блокнотик с собой прихватить», - первое, что пришло мне в голову после инструктажа, проведенного Сабиной. Все незнакомое. Просто наобум брать не получится.

Сплошной капут можно сделать паркету, если драить его средством для мытья раковин. Но ничего, по запаху и цвету научилась отличать. Все это добро хранится в подсобном помещении для убощиц. Само помещение находится в неожиданном для нас с Сабиной месте. Если спросят меня, к примеру, что чаще всего я посещаю в этом здании, без тени смущения отвечу: мужской туалет. Я не знаю, о чем думала фрау архитектор, которая проектировала это здание, размещая рабочие «апартаменты» уборщиц в мужской туалетной комнате. По всей видимости, о глобальных проблемах эмансипации и феминизма. И статистические данные, о том, что 97% персонала, занятого уборкой помещений, составляют женщины, не изменили представление госпожи архитектора о более приемлемом месте для подсобки. А поскольку оставшиеся потенциальные 3% к этому учреждению так и не прибились, каждый день, пробираясь самым нелепейшим образом в свое подсобное помещение, мы мысленно передавали пламенные приветы автору этой несуразной идеи. 

Ну чем не фитнес?

Что особенно радовало меня, так это рабочая тележка. И не потому, что в нее помещалось все необходимое, и не нужно было надрываться, перенося ведра с водой. В верхнем отделении вместе с флакончиками с моющими жидкостями прекрасно соседствовали мои листочки с немецкими словами, которые надо было выучить к очередному занятию в институте. Именно их я и зубрила, усердно надраивая пол в зале. И, вероятно, поэтому такое занятие, как уборка, которое я с роду не жаловала, не казалось скучным и монотонным. Итак, ловко орудуя шваброй, кстати, очень удобной и легкой в применении, готовим зал для занятий по пилатесу.

Сабина шутит, мол, чем не фитнес? Даже лучше,- обе приходим к такому выводу,- нам за это еще и деньги платят. 9 евро в час. Сделали все быстро, как раз до перерыва на кофе. Сабина признается, что особого желания пить кофе не испытывает, но она хочет доказать своим присутствием за общим столом, что путцфрау – такой же член коллектива, как и другие. Я нахожу доводы Сабины убедительными, и хотя больше люблю чай, тоже участвую в этой кофейной церемонии, которая проходит в кабинете священника. Его все называют по имени – Мартин. Ему за 60. Он – единственное духовное лицо в центре. Все остальные - просто обычные служащие, среди которых: муж Сабины Андреас (возглавляет секретариат), сестра священника Рената (заведует хозяйственной частью и кухней), юноши призывного возраста Берни и Дитер (проходят здесь альтернативную службу), а также еще 5-6 человек, ответственных за финансовые вопросы, работу с молодежью и различные мероприятия.

Вот это погуляли!

Кипит жизнь в центре! Не успели любительницы здорового образа жизни, посещающие секцию пилатеса, закончить свою тренировку, как из зала уже доносятся ритмичные выцокивания каблуков по паркету. А вечером сюда придут 5 легендарных бабушек, которые вот уже 23 года встречаются, чтобы в картишки переброситься – в карточную игру «Яссеншпиль», которая здесь, в Форарльберге, считается чем-то вроде народного спорта.

Центр действительно подтверждает свой девиз «Мы – для всех!» Сюда приходят и в горе, и в радости, в глубокой нужде, и в достатке. Среди посетителей центра – и те, кто оказался совершенно на мели и надеется получить здесь помощь, и эта надежда всегда оправдывается. Сюда приглашают родных, друзей, коллег, чтобы вместе разделить радость по поводу юбилея, крестин, свадьбы. Так что работы даже для двух путцфрау здесь всегда хватает. Иногда ее бывало даже слишком много. Представьте себе паркетный пол, по которому пробежалась не одна команда футболистов, причем пробежались эти футболисты прямо в своей шипованной обуви, оставив на деревянном паркете мелкие, словно побитые картечью, выбоины и грязные разводы. А по коридорам пронеслась оголтелая толпа диких фанатов, поливая все вокруг кока-колой и оставляя после себя груды окурков, смятой пластиковой посуды и другого мусора.

Не могу сказать, что за это время я уж сильно полюбила эту работу. Но перемены в себе после этого, пусть даже временного, профессионального перевоплощения, все же ощутилa. Во-первых, другими глазами стала смотреть на витрины булочных и магазинов. Не замечая, что там выставлено, оценивала, как они вымыты. Во-вторых, благодаря регулярным физическим нагрузкам я неплохо подкачала мышцы. В-третьих, мой немецкий словарный запас стал богаче, во время работы я таки умудрялась учить новые слова. В-четвертых, я впервые заработала деньги не благодаря своей непосредственной работе, а благодаря профессии, которую мы совершенно незаслуженно часто ставим на самую низкую ступень социальной иерархии. При этом ничего унизительного, что какое-то время работала уборщицей, я не почувствовала. Есть еще и в-пятых, и в-шестых... Но тут мои мысли прервал муж.

- Дорогая, мне кажется, ты хозяйство в доме запустила... Может, оторвешься от своих дел и уборку затеешь...

- Да, конечно, милый, сейчас все уберу. Кстати, а сколько ты платишь за час работы? Ой, извини, это у меня случайно вырвалось...

  • Комменты
  • Вконтакте
  • Facebook

Diesen Beitrag teilen


0
Меняю диктофон на... швабру! - Auf Twitter teilen.


Sei der erste, dem das gefällt
Datenschutz Hinweis

Добавить обычный комментарий


Защитный код
Обновить