Бродский, Барышников, Вена....

Автор: Главред вкл. .

Baryshnikov Teatr1Барышников читал Бродского. Целых 3 дня, всего лишь 3 дня. Много впечатлений, эмоций, разговоров. Мы хотим поделиться с Вами нашими эмоциями. 

Рубрика "ОГО-ГООВА" от Елены Гоова.

Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди.

Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади.

Сохрани мою тень. Эту надпись не нужно стирать.

Все равно я сюда никогда не приду умирать…

полный текст читать далее

….Пятница вечер, дождь. Трамвая ждать еще 9 минут. Зачем, зачем тебе это представление? Ну, ведь, слишком громко рекламируют. Слишком много народа. Разве можно сложный текст  Бродского читать танцору, да еще на большую публику, да у него разве есть голос и дикция?…да, сомневалась. Не выйдет ничего хорошего, не иди. Просто галочка с пшикомну, пойди, убедись.  да, я так думала. А вышло совсем иначе. Совсем, совсем по-другому все вышло.

 немного своих личных эмоций от спектакля  Бродский- Барышников. я не критик. Поэтому просто расскажу о своих ощущениях.

Это не спектакль. Это действо. Почти без действия. И именно это стало таким оглушающим полутонами впечатлением. Без музыки. Или я ее не помню совсем. Только голос. И Образ.  Я не знаю, кто его создал, режиссер, единственный актер или великий поэт. Но именно этот Образ так глубоко меня тронул.

Одинокая старая веранда в центре сцены. Хрупая, белая, с блеклым светом внутри, почти призрачная, из какого времени, из-под ленинграда? И уже тоска о чем-то потерянном, ушедшем, безвозвратном, но еще прекрасном, щемящем . Из нее выходит одинокий человек, хрупкий, в старом пиджаке, ботинках на босу ногу, с чемоданом, с будильником, с  книгой, бродяжка, изгойсовсем не юный, это и видно и слышно. Барышников. А величия нет. есть усталость. И одиночество. И груз памяти. Читает стихи друга. Которого уже нет.  Но есть вечное имя.

Здравствуй, здравствуй мое старенее.

Крови медленное течение. Некогда стройное ног строение.

Мучает зрение

И возле беседки он один. Никого больше. И жеста покоряющего нет. И голос  слаб. И дикция не актерская.  Читает Сам. Когда со сцены идет живой голос Барышникова, происходит что-то очень искреннее. Личное, прочувствованное, с любовью, с печалью. И это меняет пространство, попадает в душу.  А магнитофон выдает голос  самого Бродского, очень узнаваемый. И вдруг человек на сцене начинает  имитировать голос Бродского, похоже, но это имитация. но тут тоже есть некий мостик- мы разные, интонации не совпадают, но мы говорим об одном.

Сохрани мою тень. Не могу объяснить. Извини.

Это нужно теперь. Сохрани мою тень, сохрани.

За твоею спиной умолкает в кустах беготня.

 Мне пора уходить. Ты останешься после меня.

 До свиданья, стена. Я пошел.

Когда Барышников мечется по веранде, это не танец, это душа внутри трепещет от страха. ну, да, устал, поэтому голос идет в записи, дыши. Но опять читает сам, неярким уставшим голосом  начинает разговор с небожителем. Отрешенно. Как-то интимно. Словно не для публики. Он не актер. И читает именно так, как неактер. О своем. О себе. И танцует опять внутри веранды. Как внутри себя, или внутри его мира, мира поэта Бродского. И танцует не как великий танцор, а как стареющий мужчина.. .сдержанно. без пафоса. Без ярмарки и карнавала. Умно. Бережно. Тактично. По-ленинградски.

Это так трогательно. и Барышников в образе такой уязвимый,  такой хрупкий, что даже нежный, уставший, стареющий, обретающий мудрость, тихо, без надрыва, мало двигаясь, рассказывает о близкой старости, о подошедшей смерти, о друге, об одиночестве. И это просачивается сквозь огрубевшую кожу, куда-то вовнутрь к мышце, которая сердце. В душу. Это как сон. Или туман. Это стихи Бродского. И хочется вина, яблок, в Венецию, сумерек, старых стен, умных глаз и смертельной нежности....так попал в настроение. И закрасил стеклянные двери...светло. затихла. помолчать о своем.

 

  • Комменты
  • Вконтакте
  • Facebook

Diesen Beitrag teilen


0
Бродский, Барышников, Вена.... - Auf Twitter teilen.


Sei der erste, dem das gefällt
Datenschutz Hinweis