Австрийка нашла в России своего отца

Автор: Юлия Эггер вкл. .

Он жив! Фёдору Фёдоровичу 92 года. Возраст берёт свое, но проблемы со слухом, зрением и памятью не помешали ему встретиться с родной дочерью, которая появилась на свет в Австрии в 1946 году. Советский офицер знал о рождении Моники, получил её фотографию и писал нежные письма её матери. ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

«С Моникой мы познакомились несколько лет назад. Она, как и я, искала своего русского отца, – рассказывает Элеонора Дюпуи, австрийка, которая уже много лет, но пока безуспешно ищет своего папу – советского солдата и специально для этого выучила русский язык, помогает другим австрийцам в поисках. – Мне казалось, у Моники были большие шансы: у неё есть фотографии отца, его письма к маме, имя, фамилия и год рождения папы».

Мама ждала его всю жизнь

BK00.jpgАвстрийки сами использовали все возможности, которые помогли лишь немного продвинуться в поисках: обращались в центральный архив Министерства обороны России, писали в передачу «Жди меня», в «Красный Крест». Но получить офицерскую карточку, по которой можно было бы напрямую найти человека, Монике не удалось, поскольку доказать родство австрийки и советского офицера было невозможно.

В 2014 году Моника передала все документы Виталию Семёнову, российскому историку, живущему в Москве. «Моего отца звали Фёдор Лопатин, а возможно, Лопардин. Мы всегда думали, что он родился 28 декабря 1924 года. Тогда, в далёком 1945-м, ему был всего 21 год. Мы не знали, где он родился, но вырос он в Москве, его воспитывал дядя, который был «директором банка». Родители папы умерли от туберкулёза, когда он ещё был ребёнком. Про себя отец говорил, что он белорус. Также известно, что у него была сестра» – такую информацию получил Виталий Семёнов. Моника также рассказала, что её папа, офицер Красной Армии, служил в воинской части, которая стояла в Рорендорфе-у-Кремса (Rohrendorf bei Krems, ÖA), и был связан с танковыми войсками. Он сносно говорил по-немецки. «Моя мама Грета Фритц тогда жила в Кремсе со своей сестрой и маленьким сыном сестры Герардом. Она познакомилась с моим отцом, когда он чинил самокат Герарда. Потом мать, уже будучи беременной, переехала. Я родилась 1 июня 1946 года в Книттельфельде. Как просил отец, ответную корреспонденцию мама адресовала на имя Theodor Spaten (в переводе с немецкого – Фёдор Лопатин). Эта переписка сохранилась. Она длилась как минимум до 1947 года, а затем прекратилась», – рассказала австрийка. Мама Моники умерла в прошлом году, но до конца жизни ждала весточки от любимого человека.

austr1945

«Мы связаны навеки»

Молодой советский офицер знал, что у него есть дочь, и писал Грете нежные письма. «…Теперь мы родители, но находимся в разных странах. У нас есть малыш, который связал нас навсегда. Надеюсь, мы ещё встретимся и никогда не расстанемся… Милый малыш, дорогая Мони, я так хочу видеть тебя, держать твою ручку, целовать тебя» – такие слова на немецком читала мама Моники в 1946 году, а сейчас эти письма бережно хранит дочь советского офицера.

BK02.jpg
Чудо

Историк Виталий Семёнов приложил все усилия для того, чтобы найти, а главное – получить все нужные документы в российских архивах. Фёдор Фёдорович Лопатин, офицер 90-го отдельного инженерного танкового полка 3-й гвардейской танковой армии, который стоял именно в Кремсе, и есть отец Моники.

Как выяснилось позже, российская семья ничего не знала о поисках, но уже получала запрос «Красного Креста». Сын Фёдора Фёдоровича Лопатина выбросил его, потому что посчитал письмо мошенничеством, – как отмечает Виталий Семёнов, это достаточно частая реакция.

Фёдор Фёдорович действительно родился в декабре 1924 года, но либо по ошибке, либо для того чтобы попасть в более ранний призыв, дата рождения была изменена – такое случалось в военные годы часто.

«Мне удалось поговорить с внучкой Фёдора Фёдоровича. Оказалось, что Фёдору Фёдоровичу 92 года и он жив! Мне оставалось только передать контакты его австрийской дочери», – заключает Виталий Семёнов.

Долгожданная встреча

Моника очень боялась этой встречи. Но Элеонора убедила её, что тревоги напрасны, и австрийские брат и сестра купили ей билет на самолёт в Москву. Вместе Моникой отправилась Элеонора Дюпуи. Страхи и сомнения в том, что родные в России будут рады её видеть, исчезли, как только русский брат Евгений и его семья встретили Монику и Элеонору Дюпуи в Домодедово.

«Мы сидели в холле отеля, когда неожиданно там появилась семья в полном составе: Фёдор Фёдорович и его сын Евгений с женой и внучкой! Моника подошла к отцу и сказала ему по-русски: «Я Моника, твоя дочь! Из Австрии», – рассказывает Элеонора. – Отец приветливо улыбался. Фёдор Фёдорович уже не помнит, что у него есть дочь. Он, к сожалению, плохо видит и слышит, у него проблемы с памятью. Евгений несколько раз произнёс имя матери Моники, и Фёдор Фёдорович кивал головой. Когда был упомянут город Кремс, он сказал, что был в этом месте. Фёдор Фёдорович Лопатин сказал, что очень гордится своей российской семьёй, которая относится к нему с большим уважением и почтением, а потом добавил: «Прекрасно, что моя семья из разных стран объединилась».

Теперь у Моники в России есть отец, два брата – Евгений и Сергей и много других родственников.

«Во время поездки Моника увидела отца дважды и очень грустила, когда настало время возвращаться домой. Она надеется, что побывает у него и в следующем году. А пока две семьи пишут друг другу тёплые письма и ждут новой встречи», – говорит Элеонора.

BK01.jpg

  • Комменты
  • Вконтакте
  • Facebook

Diesen Beitrag teilen


0
Австрийка нашла в России своего отца - Auf Twitter teilen.


Sei der erste, dem das gefällt
Datenschutz Hinweis